Наш YouTube-канал Голос народа
Личные страницы А. Б. Мозгового 'ВКонтакте', 'Одноклассники'
Наши друзья в соцсетях: Фонд помощи Новороссии, Гуманитарные войска, НГО "Триколор", 'Рассвет Новороссии'
» » » «Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»
Информация к новости
  • Просмотров: 2282
  • Автор: ivan.volochkov
  • Дата: 22-02-2016, 19:40
22-02-2016, 19:40

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»

Категория: Text, Фото

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


Не только ради живых мы обязаны освободить свои города. На оккупированных территориях Луганщины разбросаны могилы ополченцев, которые пытались их отстоять и героически пали при обороне. Только для того, чтобы иметь возможность принести к ним цветы, наш священный долг – вернуть свою землю, чтить на ней своих воинов и ценить свою историю, написанную их кровью.

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


В Лисичанске похоронен уроженец Суходольска Виктор Беседа. Пока не одержана Победа, мы не можем благоустроить место его погребения, но огонь благодарной памяти за Витин подвиг не гаснет в душах земляков.

Долгое время информация о боевом пути суходольчанина ограничивалась скупой фразой: «Погиб в боях за Лисичанский НПЗ». Подробности того, что происходило в начале войны на той линии фронта, помог восстановить друг героя – Игорь Мельник из Молодогвардейска с позывным «Наемник».

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


Ребята вступили в батальон «Призрак» весной 2014 года с разницей в несколько дней. Поначалу служили в одном отделении и подружились сразу, как познакомились: объединили общие взгляды, житейские разговоры, по-мужски однозначное убеждение – если топчут то, что тебе свято, нельзя оставаться в стороне. Третьим их товарищем стал Артем Карпович из Свердловского района – сильная, решительная личность с эмоциональным характером, отважным сердцем и тяжелой судьбой. Легкой жизни на войне не бывает ни у кого. Но на Артема тяготы передовой давили вдвойне – когда он ушел в ополчение, от него отвернулись самые близкие люди. Его жена хотела жить в достатке, а воины тогда сражались без какого-либо намека на денежное довольствие. Делить с мужем временные трудности во имя Родины, как это делали женщины в Великую Отечественную, супруга отказалась.
«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ» А Артем не мог позволить, чтобы его ребенок вырос в стране, где правит фашистская идеология, остался в ополчении. В общем, семья распалась.

В одиночку пришлось преодолевать свердловскому герою физические и моральные последствия тяжелейшего увечья. Во время обстрела из вражеского БТРа ему оторвало ногу. Примерно в то же время и на том же направлении Виктор Беседа получил смертельное ранение. Игорь Мельник был контужен и ранен гораздо раньше и в тех событиях участия не принимал. Трагическое известие о гибели товарища по телефону ему сообщил Артем. «Братишка, Витек погиб…», - эти слова навсегда останутся занозой в сердце «Наемника», как и собранные по крупицам осколки правды о последних днях Вити.

В середине июля, когда оккупанты практически затиснули Лисичанск в огневой «мешок», схватки от окраин города переместились непосредственно в жилой массив. Начались уличные бои, которые, как правило, сводятся к страшному кровавому месиву, где гибнут и военные, и гражданские. Отдельные силы ополчения сдерживали напор нацистов до последнего вздоха, до последнего патрона. Среди них – второй взвод батальона «Призрак», командиром которого за несколько дней до роковых событий был назначен Виктор.

Ребята попытались отстоять нефтеперерабатывающий завод. Это был беспримерный по мужеству и стойкости бой наших защитников… Бой, в котором полег практически весь взвод. Почуяв запах крови, в разы превосходящие силы противника остервенело штурмовали укрепления, за которые, как за соломинку, пытались удержаться ополченцы. В атаку на НПЗ 19 июля пошла лавина вражеской техники и живой силы. Бойцы Виктора, а было их немногим больше двадцати, отчетливо понимали, что завод либо будет ими отбит, либо станет их братской могилой. При этом герои, едва научившиеся держать в руках оружие, готовились к схватке с профессиональной армией без тени сомнения в том, что именно так должны поступать настоящие мужчины, настоящие защитники, когда их Родина в опасности. Как сумели, спланировали свои действия при нападении. Один из ополченцев при виде вражеской штурмовой группы должен был открыть огонь из гранатомета, что послужило бы сигналом к активным действиям для всего взвода, а при идеальном раскладе еще и обеспечило бы уничтожение головных боевых машин во вражеской колонне. Но то вооружение, которое в начале войны было у наших бойцов в арсенале, больше напоминало металлолом. Задействовали трофеи из оружейной комнаты Луганской СБУ, а то и вовсе музейные образцы стволов времен Великой Отечественной. В общем, в самый ответственный момент оказалось, что РПГ неисправен. Ребята начали палить из автоматов. Но разве этим остановишь бронетехнику? На территорию завода прорвался БТР укронацистов. Взвод Виктора стали окружать. На позиции ребят, в их блиндажи полетели гранаты. Оккупанты «зачищали» город от ополченцев в тотальном режиме. Вражеская артиллерия работала без умолка. Большинство защитников НПЗ погибли на месте. Среди них – и взводный Беседа. Осколочные ранения краснодонца, полученные при разрыве 120-й мины, были несовместимы с жизнью. Хоть мучился недолго – через две минуты бойцы закрыли командиру глаза. Остатки обезглавленного подразделения еще какое-то время продолжали сопротивление. Когда на заводе не осталось ополченцев, которые могли бы держать в руках оружие, над теми, кто не смог отойти с поля боя, фашисты устроили жестокую расправу.

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


Пленных бойцов «Призрака» было трое или четверо. Одного каратели тут же на месте забили до смерти. Страшная участь ждала парня из Краснодона. К тому времени, как попал в лапы укров, он уже был едва жив. В укрытие бойца вражеские солдаты бросили три гранаты. В него попал 21 (!) осколок, прекратив тело нашего земляка в решето. Фашисты долго мучили его, ковыряясь пальцами в открытых ранах. Когда зверская забава им наскучила, ополченца вместе с ребятами, захваченными на других позициях, свалили в кучу и отправили к месту постоянного содержания, куда-то на оккупированные территории. По дороге нацисты расстреляли еще несколько человек – не за попытку к бегству, не за дерзость, а просто так, ради развлечения. Краснодонец прошел через настоящий ад, выдержал все пытки «гестаповцев» и дождался спасительного обмена. Естественно, ему потребовалась длительная реабилитация. Во время очередного курса лечения боец столкнулся в больничных стенах с Игорем Мельником, товарищем своего погибшего командира Виктора Беседы. Ребятам было о чем поговорить. В ответ на откровенность земляка об ужасах плена «Наемник» поделился своей историей, полной горькой правды, фронтовых испытаний и боли за погибших друзей.


Записавшись в ополчение, Игорь практически сразу стал командиром отделения. Очень пригодились ему навыки времен армейской службы, которую он нес в подразделении охраны и разведки. Под началом «Наемника» собралась смелая, отчаянная команда. Всегда надежны были «Бут», «Орел», «Якут». «Боде» не было равных по знанию видов вооружения и тонкостям обращения с ними. «Парень – огромный молодец, - говорит Игорь. – С юных лет много читал о военном деле. И хотя даже в армии не служил, мог более опытным товарищам позабивать голы по устройству того или иного ствола. Когда нам выдали противотанковые ружья сороковых годов производства, именно «Бодя» с ними разобрался». Виктор Беседа был отличным снайпером. Нигде не проходил особой воинской подготовки, но свое подразделение всегда прикрывал грамотно и вовремя. Игорь никогда не ставил другу конкретных задач. Тот сам знал, когда и откуда удобнее отстреляться, чтобы отделение ушло без потерь. О результатах своей работы, как и большинство снайперов, Витя рассказывать не любил. Правда, когда на одном из боевых дежурств увидел в прицел негра, не смог не поделиться с товарищами. В другой раз его оптика засекла вражеского бойца в форме с символикой «Black Ops» - подразделения американских снайперов, а вернее – профессиональных убийц, воюющих без принципов и за большие деньги.

Несколько раз отделение Игоря Мельника в таком составе командование отправляло за боекомплектом в Краматорск и Славянск. Ополчение ДНР в мае - июне 2014 года держало свои города из последних сил и было не богато на вооружение, но с бойцами братской республики ребята были готовы поделиться последней коробкой патронов. «В те минуты, когда нам удавалось пообщаться с дончанами, - вспоминает Игорь, - о войне не говорили. И мы, и они были под тягостным впечатлением от происходящего. Людям, впервые увидевшим в мясорубке боев кровь, трудно это обсуждать. Все и без слов понятно. Краматорск и Славянск нещадно обстреливали, беря в осаду. Следующей целью украинской армии были города Луганской Народной Республики».

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


Тяжелые бои в конце июня развернулись с обеих сторон вдоль границы ЛНР и ДНР. В районе Северска, что на Донетчине, оккупанты организовали мощный опорный пункт. Поскольку расположение врага находилось в 25-ти километрах от базы «Призрака» в Лисичанске, то именно ребят Мозгового отправили разобраться с тамошним блокпостом противника. В первой схватке на том направлении, 1 июля, для Игоря Мельника и его товарищей все сложилось так, как просчитывали перед операцией. В тот раз группа из одиннадцати ополченцев скрытно подобралась к дотам оккупантов и сожгла два БТРа. Немалые потери ВСУ понесли и в личном составе. Придя в себя после неожиданного удара, на следующий день укры подтянули все резервы и ранним утром начали огневой штурм позиций ополчения. В 5-30 с северского блокпоста и прилегающих территорий «заговорили» гаубицы, минометы и «Грады», землю то и дело дыбили танковые снаряды. С воздуха окопы, где укрывались наши герои, обрабатывали «СУшки». На протяжении нескольких часов ребятам удавалось сдерживать вражеские атаки без потерь. К вечеру наводка противника стала более точной, попадания – прицельными. Очередная мина взорвалась в двух метрах от укрытия «Наемника». Одним ударом ранения получили четверо наших бойцов. Самым тяжелым оказался стоявший рядом с блиндажом пулеметчик «Колыван», которому оторвало левые ногу и руку. «Шмель» получил очень болезненное ранение в пятку. Тело Игоря пронзили восемь осколков. Из-за перебитой малой берцовой кости самостоятельно он мог только ползти. На выручку, не обращая внимания на свинцовый «ливень», поспешили друзья. Накануне этих событий Игорь и Виктор оказались в разных подразделениях «Призрака» и не всегда сражались на одном участке передовой. Мельник получил назначение заместителем командира одного взвода, а Беседа – командиром другого. Но когда «Наемника» и его группу зажали в «тиски», именно Витиных бойцов отправили в подкрепление – командование не сомневалось: они будут отбивать товарищей во что бы то ни стало. «Боевые братья вытащили меня с пылающих позиций, - рассказывает Игорь. - Витька перетянул ногу, Артем волок на себе до КАМАЗа, который подогнали для эвакуации и доставки раненых в больницу». Видно, что эти воспоминания доставляют бойцу нестерпимые страдания. Ведь всего через две недели после схватки под Северском, когда «Наемник» еще будет восстанавливаться после операции, маховик войны раскрутит описанную выше фронтовую драму на Лисичанском НПЗ, и Игорь больше никогда не увидит прежнего Артема, а Виктора – и вовсе больше не увидит. «Перед глазами стоит Темка, такой, каким был до ранения, - перебарывая эмоции, продолжает Мельник. – Я запомнил его бегущим среди окопов по передовой и подбадривающим в своем стиле молодых бойцов: «Просыпайтесь, просыпайтесь! Если уж убьют сейчас, так хоть и мы постреляем!». Потеряв ногу, вернуться на фронт Артем не смог. Теперь служит связистом в 4-й бригаде Народной милиции ЛНР. Нет больше в его глазах былых задора и легкости. Вместо этого в них читается бесконечная горечь утрат. Мы с Темой всегда будем хранить светлую память Вити».

«Погиб в боях за Лисичанский НПЗ»


Сослуживцы часто общаются с семьей погибшего друга. У него остался пожилой отец. Поддержкой и опорой Витя был для сестры. Своих детей наш земляк завести не успел, по-отцовски любил племянника, наставлял его по жизни. Он вообще стремился всем и во всем помочь, не стеснялся проявлять эмоции. Родные и друзья до сих пор не могут поверить в то, что Витина жизнерадостная улыбка осталась только на фото, а все его награды, которые стали семейной реликвией, вручены посмертно. Вдвойне сложнее принять утрату потому, что близкие не видели могилы героя. Вывезти его тело из осажденного города возможности не было, предали земле наспех. Оно покоится рядом с Лисичанским стекольным заводом среди десятков других захоронений – на этой линии фронта полегло очень много героев со всей республики. Когда путь на Лисичанск будет открыт, Витино последнее пристанище его друзья обещают отыскать безошибочно. Ориентир – расположенная неподалеку могила «Барсика», первого нашего «двухсотого» в битве за Лисичанск. Главное, чтобы не подтвердились слухи о том, будто оккупанты с помощью трактора сравняли временное кладбище ополченцев с землей. Должно же для них быть хоть что-то святое, - надеются родственники и боевые товарищи похороненных там ребят. Игорь Мельник, на удивление, после всего пережитого еще верит в остатки человеческих качеств у вражеских бойцов, говорит, что среди них есть такие, которые, действительно, не хотят воевать и убивать, считают войну против народа Донбасса подлой и несправедливой. Может, оно и так. Но, очевидно, по сравнению с целой армией убийц, здравомыслящих людей на той стороне – ничтожно мало. Иного объяснения развернутому на нашей Родине геноциду нет.

Среди воспоминаний того же «Наемника» леденящих душу эпизодов столько, что хватит на целую книгу. Преступления войска киевской хунты совершали как против военных, так и против гражданских. Со слов товарищей Игорь знает о подробностях налета вражеской авиации на базу «Призрака» в «Ясенах». Ополченцы тогда еще не участвовали в открытых боестолкновениях, тем более, не нападали первыми. Они просто готовились, в случае агрессии, защитить своих земляков. Но, несмотря на это, самолеты ВСУ 22 мая сбросили на расположение наших бойцов несколько бомб. К счастью, тогда потерь «двухсотыми» подразделение не понесло. Зато укроСМИ раструбили на весь белый свет, что уничтожили пятьсот боевиков, триста – ранили. Вражеские информационные ресурсы – мастера дешевого пиара на крови. Только вот о том, что их солдаты убивают мирных жителей, будто козявок давят, украинские газеты и каналы почему-то молчат. Как нещадно оккупанты бомбили жилой массив и места массового скопления народа, «Наемник» был вынужден наблюдать, лежа с ранением в Лисичанской больнице. По городу лупили из крупнокалиберных орудий всех мастей. Люди жизнью расплачивались за свой антифашистский выбор. Во время очередного минометного обстрела не успела укрыться одна из медсестричек, которая делала перевязки раненым ополченцам, в том числе, и Игорю. Нацисты не пожалели ни ее молодости, ни ее светлых надежд. И таких перечеркнутых судеб – не счесть. О гибели девушки Мельник узнал уже после того, как вместе с другими тяжелоранеными был эвакуирован из осажденного города для дальнейшей реабилитации. Было это за пару дней до боя на Лисичанском НПЗ. А через неделю, 24 июля, несмотря на героическую оборону ополчения, укрофашисты заняли город. За то время, что прошло с этой черной даты, не было такого дня, чтобы Игорь не прокручивал в мыслях свое фронтовое прошлое. Возможности вернуться на службу его лишили травмы. После очередного курса лечения в России он попытался встать в строй. В составе краснодонского полка «Витязь» начал продвижение по Лутугинскому району, но не затянувшаяся до конца рана тут же дала о себе знать. Вскоре боец уже не мог наступить на ногу. Медики, боясь, что начнется гангрена, в экстренном порядке вернули его на больничную койку. Год назад бойца официально списали по ранению. Всего ему пришлось перенести шесть операций.

С возвращением на шахту, на которой трудился до войны, не вышло. Сейчас он устраивается на службу в полицию, пытается заново отыскать свое место в жизни. О том, насколько это тяжело, наш земляк, конечно, не говорит. Он вообще был против упоминаний о себе в статье, с порога заявив: «Я только ради Витькиной памяти согласился на встречу с журналистом. И еще, чтобы жена Темы почитала о своем героическом муже и поняла, что в его душе есть что-то поважнее денег. Из меня героя делать не надо. Я просто не мог иначе. Память прадедов, один из которых погиб под Польшей, а другой – на подступах к Рейхстагу, к тому обязывает». Даже если бы Игорь больше ничего не добавил к сказанному, его душа распахнулась в этих нескольких фразах, как открытая книга. Ради того, чтобы быть достойными подвига таких сыновей Донбасса, живых и павших, наши воины обязательно дойдут до границ республики.

Ольга МАЙСКАЯ

Метки к статье: погиб, Лисичанск, НПЗ, Алчевск, Мозговой Алексей, ополчение, Новороссия

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
^
 Сайт Алексея Мозгового 2014